082008_032017: (noise)
Почему зомби так популярны ("Huffington Post", США)
Просто и кратко, о зомби - хорошо cформулировано, чем меня так привлекает эта тема.



Мне плохо, но я не могу позволить себе об этом говорить. Слова застревают и мысли путаются. Значит, "не настолько плохо". Или наоборот, "настолько плохо". Есть жизненные задачи, жизненно важные задачи, их надо решать. А хочется спрятаться в ракушку. Но это воспримется как поражение, и будет ещё хуже. Я-травмированный валяюсь израненный на дне. Я-относительно_дееспособный блуждаю по внутреннему сайлент-хиллу. Сайлент Хилл чем дальше, тем всё глубже, ниже, темнее, запущеннее и больше относительно меня. Патронов осталось мало и последняя аптечка. Новых не попадалось уже давно.
082008_032017: (2_leaves)
Хуже обезьяны с гранатой только психотравматик с гранатой.
082008_032017: (пиздец)




Гниющее несбывшееся, раскалённый металл клетки "встроенных" в тебя ограничителей, боль, тревожность, бессилие, крест, что так часто готов на себе поставить. И застёжка, как символ того, что все порочные круги - размыкаемы.
082008_032017: (пиздец)
Почему я плачу? Так, нервное. Нет, ничего не случилось. Ничего сверх... Сверх того, что ты уже знаешь. Боль, скорбь, и ужас накатывают волнами, потом отступают ненадолго. Я один со своей тьмой. Со своими чудовищами. Ты смотришь обеспокоенно, в этом взгляде вопрос "что я могу сделать?.."
- "спасти..." - тихо прошелестит на окраине моего сознания, но так и не будет облечено в сказанные слова. Я тоже смотрю на тебя, и так и молчу. Только дышу чуть чаще, чем обычно.
Ничего. Сейчас - ничего. Ведь и ты не улыбаешься, не радуешься с тех самых пор, как я ранил тебя смертельно, а должен был поддерживать и защищать. Единожды свершившееся встало между нами. Сможешь ли ты принимать меня, как раньше, после того, что я сделал, сможешь ли, зная, что я - такой?.. Смогу ли я, глядя на твою печальную отстраненность, поверить в то, что это не из-за меня, даже когда действительно не я тому причиной?.. Ты не радуешься, ни пению птиц, ни новому дню, ни маленьким чудесным совпадениям вроде многоэтажки в одной из самых высоких точек города, где по счастливому стечению обстоятельств оказалась открыта крыша. Что ж, это закономерно - мало кто сохранил бы способность улыбаться, окажись он на твоем месте. Я не вправе даже просить тебя об этом. Может быть, время исцелит нас. И мне хочется верить, что ты меня дождешься. (Что же я натворил!..) Всё так же безмолвно смотрю на тебя, наблюдаю за своей интенцией - вцепиться, прижаться, и рыдать. То же "спаси!.." по сути, только сказанное не на языке слов. Но я остаюсь неподвижен. Я должен беречь тебя от своих чудовищ, от своей тьмы. По крайней мере пока у тебя нет готовности противостоять им. "Поддержи, дай руку, встань рядом!.." - мой неслышимый зов. Он обращен к тебе единственно. Только к тебе, мне не нужен никто другой. И пусть сегодня я уйду в эту глухую, разбухшую от дождей ночь, чтобы остаться один на один со своими демонами, я буду бороться. За тебя, за себя, за нас.
082008_032017: (sepia)
День не приносит бодрствования. Свет или его отсутствие в этом низком, мутном небе, ни на что не влияют. Так естественно - стоять, припадая снегом. Вместе с остальными деревьями. Как дерево. Спать.

Хочется весны, тепла, Солнца?
Нет.
Ну... Мне все равно.
А чего тогда хочется?..
Ничего.
Я думал, что хочу стать маленькой невидимой штуковиной, сущностью? "духом"?.. - а хоть горшком зови (с), что летает, и смотрит... Наверное, так бы мне нравилось - проникать во все возможные места, наблюдать, летать и смотреть. И оно всё - тебя не касается...
Только это не так. Не этого.
Я хочу, чтобы меня не было. Вечный сон без сновидений, или как время, которого не помнишь. Да нет, не думаю я себя убивать. (Ненавижу это словосочетание. То, что вот здесь лазит, под этим злым солнцем, - ни разу не я и мной даже не пахнет... так что если его уничтожить... "само-убийством" это может обозвать разве что общество, у которого просто нет других терминов) Я, конечно же, пройду эту игрушку до конца... Можно до бесконечности восхищаться красотой разноцветного мира, (благо с графикой разработчики постарались, спасибо им! а толку?), да мало ли еще чего, мне, в сущности, нравится эта игра, как Resident Evil или Half-Life, когда ищешь ключ в темных подвалах, отстреливаешь зомби, с нетерпением ждешь того, что за следующим поворотом, но где-то в глубине, на самой границе увлеченного сознания, ты уже ждешь, чем она закончится, ждёшь, чтобы откинуться на спинку стула, закрыть красные после монитора глаза и выдохнуть "ВСЁ.".
Мне нравится эта игра. (не честно, наверное, будет употребить "я ее обожаю", на такое сильное чувство чего-то во мне все-таки не хватает)
Мне нравится эта игра. Но я хочу, чтоб она поскорее закончилась.
Я устал. Хотя обьективно - совершенно не от чего, казалось бы. "Ну чего тебе, сссука, еще надо - жрать есть чего, на голову не капает, когда спишь, от холода не подохнешь, и нихрена не делаешь люди, вон, работают и деньги зарабатывают, а ты не делаешь даже этого", от чего тебе, мразь, уставать?!
Как-то так.
И тем не менее я устал. Давно.
Я понял, чего я хочу.
Когда это всё закончится. Когда наступит - "ВСЁ".
Меня нагружают мысли о бессмертии. Не пугают, нет, вызывают глухую безнадежную тоску. Я не хочу бессмертия. Не хочу больше играть в игры - даже самые прекрасные, красивые, гармоничные, гениальные. Откуда-то издалека мне слабенько светит белым призрак надежды - даже не сама она, а только призрак, что от нее остался. На то, что когда-нибудь я все-таки найду свою снежно-звездную кувшинку в бесконечном черном пространстве, в которой свернусь клубком и усну, без сновидений. Навсегда. ВСЁ.
И
не будет
больше
игр...

Да, еще я провтыкал Имболк. Напрочь о нем забыл(вон где кощунство, а? :) Только один трухлявый пень, весь поросший цветущим мохом, мигнул в имейджстриминге, напомнив о том, что произошел поворот на весну. Весна... Весна будет поздняя.